Оборудование для дуговой сварки

Свеча Яблочкова

Опубликовано в разделе Электрическая свеча

«Русским светом» назвали свечу П. Н. Яблочкова на Всемирной выставке в Париже. Это произошло в 1878 г. – через три года после приезда его во Фран­цию.

По прибытии в Париж П. Н. Яблочков познакомил­ся с владельцем фирмы и техническим руководителем мастерской часов и точных приборов Луи Бреге – экстраординарным членом Парижской академии на­ук, человеком просвещенным, увлекающимся техникой. Бреге по достоинству оценил бле­стящие способности молодого ученого, его знания в области электромеханики и предло­жил ему работу в своей мастерской. Став по­мощником Бреге, Яблочков с присущей ему страстью взялся за дело. В мастерской Бреге он нашел те благоприятные условия, которые так долго и тщетно искал у себя на родине. Три года Яблочков проработал в мастерской. Это был период наибольшего расцвета его исследовательской и изобретательской дея­тельности. Прошло совсем немного времени, и он решил задачу сохранения расстояния между углями электрической дуги – главную задачу своей жизни.

После появления дуговой лампы многие ученые и изобретатели России, Франции, Гер­мании, Бельгии и Америки, работавшие в об­ласти электротехники, сосредоточили свои уси­лия на совершенствовании ее наиболее слабо­го звена – регулятора. Поиски надежного ре­гулятора электрической дуги велись на протяжении трех десятков лет, одна хитроумная конструкция  сменяла  другую, были  перепробованы сотни вариантов. Однако все эти поиски ничего не дали. Не дали потому, что все искали одно и то же – надежный регулятор. В. Н. Чиколев создал эффектив­ный дифференциальный регулятор, но он мог применяться только на мощных лампах, малопригодных для небольших помещений. Громоздкие дуговые лампы со сложными регуляторами обладали и другими недостат­ками—давали чрезмерно яркий свет, имели большую стоимость, были ненадежны в работе.

Яблочков видел, что усилия, затрачиваемые иссле­дователями на совершенствование регуляторов, не пропорциональны получаемым результатам. Он понимал, что на этом пути вряд ли удастся достигнуть чего-то нового. И Яблочков изменил направление поиска. Ес­ли даже самые лучшие регуляторы не приблизили лампу к обычным жилищам, не попытаться ли вообще обойтись без регулятора?

23 марта 1876 г. Яблочков получил во Франции па­тент № 112024 на изобретение, суть которого заключалась «в полном устранении всякого механизма, обыч­но применяемого в обыкновенных электрических лам­пах». Решение было гениально простым: Яблочков расположил угли рядом, между ними поместил изолирующий тугоплавкий материал – каолин. Угли и као­лин сгорали одновременно, расстояние между углями не изменялось, это позволяло обойтись без регулятора. Решив задачу сохранения расстояний между углями, Яблочков сконструировал электрическую лампу – свою знаменитую свечу (расположенные-параллельно угольки-палочки действительно напоминали свечу). Положи­тельный уголь Яблочков сделал более толстым, посколь­ку он расходовался быстрее, чем отрицательный. Для зажигания дуги оба угля были соединены токопроводящей накладкой, которая сначала раскалялась докрасна, а затем, сгорая, воспламеняла свечу.

В мае 1876 г. Яблочков выезжает в Лондон в ка­честве представителя фирмы Бреге на выставке точных и физических приборов.

Той весной лондонцев более всего занимал вопрос: принимать или  не принимать королеве титул «императрицы Индийской». Споры велись в парламенте, клу­бах, ресторанах, на официальных обедах, на страни­цах печати. В такой обстановке немногих могла при­влечь выставка точных приборов. А между тем на ней было много интересного. Среди более чем 500 экспона­тов демонстрировались подлинные телескопы Галилея, Гюйгенса, Гершеля, физические приборы Дальтона, Кавендиша, Пристли, Бунзена, Дэви, Торричелли, ка­тушка Румкорфа с огромной искрой, счетная машина Паскаля, электрический телеграф Земмеринга, динамомашина Грамма и Сименса, гигантская серебряно-цинковая батарея Деларю из восьми тысяч элементов. Но самым поразительным была свеча Яблочкова. Простая, небольшая по мощности лампа удивляла не­ожиданностью решения. О свече заговорили. Лондон­цы, на время отвлекшиеся от «королевской проблемы», шли на выставку посмотреть новый ‘источник электри­ческого света.

Специалисты не могли не оценить изобретение Яб­лочкова. Сравнивая свечу Яблочкова с другими лампа­ми, они видели ее преимущества, предсказывали ей бле­стящее будущее. Были, правда, и недостатки: свеча требовала громоздких, дорогих источников энергии (гене­ратор, локомобиль для его вращения), но изобретатель уверял, что вскоре электричество можно будет пере­давать по трубам (как газ) с одной центральной стан­ции.

В 1878 г. Яблочков, как уже отмечалось, демонстри­ровал свою систему освещения в Париже на Всемир­ной выставке, где ему предоставили отдельный павиль­он. Но самое удивительное было то, что не только павильон—вся территория выставки освещалась «рус­ским светом». Интересно, что первоначально предпола­галось осветить выставку газовыми рожками. Все уже было подготовлено, газовые рожки расставлены, но за две недели до открытия выставки было принято пред­ложение Яблочкова применить электрическое освеще­ние. Срочно установили локомобили, динамомашины, натянули провода, смонтировали необходимую армату­ру. Успех превзошел все ожидания. Парижская выстав­ка закрепила триумф свечи Яблочкова.

После возвращения изобретателя из Лондона Бреге познакомил его с предприимчивым французом Денейрузом – владельцем мастерских, изготовлявших водо­лазные приборы. Денеируз предоставил в распоряжение Яблочкова свои мастерские для серийного производст­ва свечей и необходимой аппаратуры. Кроме того, он учредил довольно мощное акционерное общество по изучению электрического освещения по методу Яблоч­кова. Были организованы испытания по освещению парижских улиц и магазинов. Началось широкое рас­пространение свечи Яблочкова не только в Париже, но и в других крупных европейских городах – Лондоне, Мадриде, Неаполе, Берлине и, наконец, в Петербурге. Это было поистине триумфальное шествие свечи рус­ского изобретателя. На востоке она распространилась до дворцов персидского шаха и короля Камбоджи. Всюду восторгались русским светом. Привыкшие к тусклому свету стеариновых свечей, керосиновых и га­зовых фонарей, люди были в полном смысле слова ошеломлены яркостью нового освещения. Каждый ве­чер на площади Оперы в Париже собиралась большая толпа народа и ждала, когда вспыхнут гирлянды белых матовых шариков, подвешенных на высоких столбах по обе стороны проспекта.

Свечой интересовались ученые, инженеры, предпри­ниматели, простые люди. Ей посвящали доклады, лекции. В Русском физико-техническом обществе доклад о свече Яблочкова прочитал председатель общества профессор Ф. Ф. Петрушевский. Профессор А. С. Вла­димирский продемонстрировал свечу на заседании общества любителей естествознания. В электрическое освещение поверили. Свече предсказывали блестящее будущее и… ошиблись.

Известно высказывание Чиколева по поводу элек­трической свечи: «Я не принадлежу к лицам, которые видят в электрической свече совершенство, далее кото­рого нечего искать, и я считаю, что главнейшая заслу­га г. Яблочкова не в изобретении его свечи, а в том, что под знаменем этой свечи он неутомимой энергией, настойчивостью, последовательностью поднял за уши электрическое освещение и поставил его на подобаю­щий пьедестал».

Свеча Яблочкова прожила недолгую жизнь, она не оправдала надежд и не стала основным средством электрического освещения. Великолепная по своему решению, изящная и простая свеча уступила место лампе накаливания. От свечи отказались, но то, что было сделано Яблочковым, не пропало даром. Своим изобретением свечи он дал оригинальное решение проб­лемы «дробления» электрического света.

Далее: Различные виды дуговых ламп


Оставьте комментарий

Поиск по сайту

Используйте эту форму:

Все еще не нашли, что искали? Оставьте комментарий или свяжитесь с нами через форму обратной связи.

Свежие комментарии